Эффективность Акатинола у пациентов с болезнью Альцгеймера на стадии мягкой деменции

Акатинол — эффективное лечение деменции

 

Эффективность Акатинола у пациентов с болезнью Альцгеймера на стадии мягкой деменции

Больные и методы исследования

Пациенты, включавшиеся в исследование, должны были соответствовать международным критериям диагностики БА — МКБ-10 и NINCDS/ADRDA. Все пациенты должны были соответствовать критериям мягкой деменции по шкале CDR (Clinical Dementia Rating) с оценкой исходного состояния когнитивных функций по шкале MMSE в диапазоне от 18 до 24 баллов. Обязательным условием включения больных в исследование было проведение КТ- или МРТ-исследования головного мозга и проведение необходимых клинических и лабораторных исследований для исключения иных возможных причин деменции. Критериями исключения были: наличие психотической симптоматики, депрессии (оценка по шкале Гамильтона более 18 баллов), а также тяжелого или нестабильного соматического заболевания.

Продолжительность курсовой терапии составила 6 мес. Начальная доза равнялась 5 мг 1 раз в день. Каждые 5 дней дозу повышали на 5 мг до терапевтической — 20 мг/сут., распределявшейся на 2 приема — по 10 мг утром и днем.

Оценка терапевтических эффектов осуществлялась 3 раза в течение курса терапии (на 0 день, спустя 3 мес. и 6 мес. терапии) по следующим шкалам: 1) CGI (шкала общего клинического впечатления); 2) MMSE (шкала оценки когнитивного статуса); 3) ADAS-cog (шкала оценки нарушений когнитивных функций при БА); 4) IADL (шкала оценки повседневной активности); 5) BEHAVE-AD (шкала оценки поведенческих нарушений при БА).

Когорта больных, получавших Акатинол Мемантин, состояла из 38 пациентов (16 м., 22 ж.) с пресенильным (14 чел.) и сенильным (24 чел.) типами БА. Возраст больных колебался в пределах от 51 до 86 лет. Средняя групповая оценка по шкале MMSE к началу терапии составляла 21,1±2,0 балла.

В терапевтической группе преобладали больные в возрасте к началу терапии 65 лет и старше: только 6 пациентов моложе 65 лет. Средний возраст пациентов в исследованной группе составлял 71,6±8,2 года. Средний возраст к моменту появления наиболее ранних симптомов БА равнялся 67,3±7,7 года (от 47 до 80 лет), а средний возраст к началу мягкой деменции — 69,3±7,8 года (от 50 лет до 81 года). Лиц с высшим образованием в исследуемой группе оказалось существенно больше, чем со средним и начальным (соответственно: 25, 12 и 2 чел.) Сопутствующая нерезко выраженная церебрально-сосудистая патология выявлена в 10 случаях (26,3%). Артериальная гипертензия обнаружена у 25 больных (65,8%). Кардиальная патология, проявлявшаяся, главным образом, атеросклеротическим кардиосклерозом, нарушением проводимости (атрио-вентрикулярной и внутрижелудочковой) и ритма (по типу единичных желудочковых или предсердных экстрасистол) установлена у 18 пациентов (47,6%).

Результаты

Оценка эффективности терапии по шкале общего клинического впечатления (CGI)

Улучшение общего клинического состояния разной степени выраженности отмечено уже к окончанию 3 мес. терапии в 76,3% случаев. Улучшение характеризовалось как умеренное в 34,2% и как минимальное — в 42,1% случаев.

К окончанию 6 месячного курса лечения частота улучшения различной степени выраженности сохранилась на уровне, достигнутом к окончанию 3 месяцев терапии — 76,3%. Однако возросла частота умеренного улучшения (до 36,8%), а в 10,5% случаев было достигнуто выраженное улучшение.
Минимальное ухудшение к 3 мес. лечения имело место в 1 случае (2,6%), и к 6 мес. курса лечения отмечено ухудшение минимальной (в 1 случае — 2,6%) и умеренной степени (в 2-х случаях — 5,3%) у пациентов.

Терапевтическая динамика когнитивного функционирования (по шкале MMSE)

Динамика среднего группового суммарного показателя по шкале MMSE свидетельствовала об улучшении когнитивных функций на протяжении всего курса терапии. Статистически достоверным по сравнению с оценкой до начала лечения оказалось улучшение среднего суммарного показателя как к окончанию 3 мес. терапии, так и к моменту ее завершения, причем наиболее интенсивный рост показателей по этой шкале отмечался на протяжении первых 3 мес. лечения.
К окончанию 3 мес. терапии статистически достоверно улучшились такие показатели, как ориентировка во времени, ориентировка в месте, внимание и счет (в тесте с последовательным вычитанием от 100 по 7), опосредованное воспроизведение заученных слов после интерференции и повторная речь. К окончанию курса лечения степень улучшения большинства указанных показателей продолжала нарастать, хотя и не столь значительно, как на протяжении первой половины терапевтического курса.

Оценка терапевтической динамики нарушений когнитивных функций (по шкале ADAS-cog)

Анализ эффективности терапии по шкале ADAS-cog подтвердил результаты, полученные при оценке когнитивного функционирования по шкале MMSE. Суммарный групповой показатель шкалы ADAS-cog, указывающий на выраженность нарушения когнитивных функций, улучшался на протяжении всего периода исследования. Различия по сравнению с исходной оценкой достигали уровня статистической достоверности к 3 мес. терапии и оставались на статистически достоверном уровне вплоть до 6 мес. лечения.

На статистически значимом уровне уже к 3 мес. лечения улучшилась способность помнить задания по тестам, запоминать и выполнять многокомпонентные действия, ориентировка в месте, времени, собственной личности, уменьшилось затруднение поиска слов при произвольной речи.

К окончанию 6 мес. курса лечения все вышеуказанные показатели оставались на статистически достоверном уровне. Помимо этого статистически значимой величины достигло улучшение способности называть предметы и пальцы рук, а также способность копировать геометрические фигуры.

Наибольшая интенсивность нарастания терапевтического эффекта также отмечалась в первой половине курса лечения.

Оценка терапевтической динамики нарушений повседневной активности (по шкале IADL)

Суммарный групповой показатель нарушений повседневной активности, оценивающий способность пользоваться предметами домашнего обихода, улучшался до уровня статистической значимости к 3 мес. лечения и оставался на достигнутом уровне к 6 мес. терапии.
К 3 мес. терапии статистически достоверно улучшилась способность пользоваться телефоном, производить покупки, готовить пищу, участвовать в ведении домашнего хозяйства, справляться с приемом лекарственных препаратов в назначенное время.
К окончанию курса лечения помимо улучшения указанных функций статистически достоверного уровня достигли показатели улучшения способности стирать белье и пользоваться общественным транспортом.

Наиболее интенсивное нарастание терапевтического эффекта в отношении повседневного функционирования больных также отмечалось на протяжении первых 3 мес. лечения, а в дальнейшем наблюдалась стабилизация терапевтического эффекта.

Оценка терапевтической динамики поведенческих нарушений (по шкале BEHAVE-AD)

Суммарная оценка поведенческих расстройств, оценивавшихся по шкале BEHAVE-AD, улучшалась на протяжении всего 6-месячного курса лечения, достигнув статистически достоверного значения уже к 3 мес. терапии.

У большей части больных отмечалась редукция нарушений суточного ритма сна-бодрствования: к 3 мес. терапии улучшение отмечено в 89,5% случаев, к 6 мес. — у 92,1% пациентов, имевших указанные расстройства.

Уменьшение выраженности симптомов пониженного настроения, плаксивости, страха и тревоги в структуре деменции отмечалось на протяжении всего курса лечения. Наиболее существенное улучшение отмечено в отношении проявлений плаксивости: если к 3 мес. терапии уменьшение выраженности плаксивости отмечено на 66,7% по сравнению с исходной оценкой, то к 6 мес. лечения степень уменьшения составила 83,3%. Редуцировались также симптомы пониженного настроения, хотя и в несколько меньшей степени: к середине курса лечения их выраженность снизилась на 43,8%, к его окончанию — на 50,0%.

Отмечена существенная редукция симптомов страха: на 54,0% по сравнению с исходным уровнем к середине курса лечения и на 72,7% — к его окончанию. Проявления тревоги также возникали значительно реже, при этом темп убывания тревожной симптоматики был наиболее заметен в первой половине курса терапии (к 3 мес. лечения симптомы тревоги редуцировались на 47,1%, к 6 мес. — на 52,9%).

В результате терапии в значительной степени уменьшались проявления бесцельной активности, составив уже к 3 мес. терапии 53,3% и оставаясь на достигнутом уровне к 6 мес. лечения.

Нежелательные явления

У одной пациентки, ранее имевшей психотические расстройства (паранойяльные идеи ревности на фоне депрессивного аффекта), на 5 мес. лечения отмечено нарастание той же симптоматики — депрессии, бредовых идей ревности с присоединением агрессивного поведения. Указанные проявления сопровождались ухудшением когнитивного функционирования и повседневной активности.

Два пациента в период лечения перенесли бытовые травмы: в 1-ом случае — с переломом ребер, осложнившимся гемотораксом в середине курса лечения, во 2-ом — с переломом шейки бедра на 4-м мес. терапии. На общее клиническое состояние этих пациентов после полученных травм в значительной степени оказала влияние соматическая декомпенсация, что привело соответственно к минимальному и умеренному ухудшению по шкале CGI к моменту окончания курса лечения. Показатели когнитивного статуса и повседневной активности у этих пациентов в течение 2-ой половины курса лечения также ухудшились.

Выводы

Результаты 6-месячной курсовой терапии Акатинолом Мемантином (в дозе 20 мг/сут.) у пациентов с БА, находящихся на этапе мягкой деменции, показали несомненную эффективность и безопасность терапии данным препаратом при болезни Альцгеймера.

В процессе терапии улучшалось как общее клиническое состояние, так и отдельные составляющие когнитивного и поведенческого функционирования больных.
Частота улучшения общего состояния больных возрастала по мере увеличения длительности терапии — от 78,3% после 3 мес. терапии до в 80,6% к окончанию 6 мес. курса лечения.

Состояние когнитивных функций и повседневная активность больных улучшались на протяжении всего 6-месячного курса терапии. Лечение Акатинолом Мемантином привело к статистически достоверному улучшению таких показателей когнитивного функционирования, как ориентировка во времени и месте, внимание и счет, воспроизведение после интерференции и повторная речь (оценка по шкале MMSE); способность помнить задания по тестам, запоминать и выполнять многокомпонентные действия, ориентировка, произвольная речь, способности называния предметов и пальцев рук, а также способность имитировать геометрические фигуры (оценка по шкале ADAS-cog).

В результате лечения Акатинолом Мемантином отмечено статистически достоверное улучшение всех показателей повседневной активности больных — способность пользоваться телефоном, производить покупки, готовить пищу, стирать, участвовать в ведении домашнего хозяйства, справляться с приемом лекарственных препаратов в назначенное время, способность пользоваться общественным транспортом (оценка по шкале IADL).

Лечение Акатинолом сопровождалось значительным уменьшением выраженности поведенческих нарушений: более, чем в половине случаев произошло уменьшение проявлений бесцельной активности. У большей части больных отмечена редукция нарушений суточного ритма сна-бодрствования. Достоверно уменьшались частота и выраженность аффективных нарушений — пониженного настроения, плаксивости, а также чувства страха и тревоги (оценка по шкале BEHAVE-AD).

Лечение Акатинолом, как правило, не сопровождалось нежелательными явлениями, однако следует отметить возможность обострения в процессе терапии психотической симптоматики, имевшей место до начала лечения.

В связи с несомненной эффективностью и безопасностью терапии Акатинол Мемантин может быть рекомендован для лечения пациентов с болезнью Альцгеймера не только на стадии умеренной и тяжелой, но и на этапе мягкой деменции. При наличии в структуре деменции нарушений праксиса и моторики Акатинол может быть рекомендован как препарат выбора.

По материалам статьи в журнале «Терапия психических расстройств» № 4, 2007 г. С. И. Гаврилова, Н. Д. Селезнева, И. В. Колыхалов, Я. Б. Калын Научно-методический центр по изучению болезни Альцгеймера и ассоциированных с ней расстройств ГУ НЦПЗ РАМН